Иванову, – Где тот тон кий мальчик,

Иванову, – Где тот тон кий мальчик, студент первокурсник, вчерашний солдат? Мужчина… Алек сеевский любимчик… серый гвардеец... серого кардинала… – Что?! – Валерий Алексеевич резко встал, повернулся к Татьяне лицом, жестко посмотрел с высоты своего роста на маленькую нагую жен щину, беззащитно прижавшую руки ко все еще взволнованной, высокой груди… Тут же разглядел нежную и лукавую полуулыбку, проследил, куда 258 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ падает ее совсем не испуганный взгляд и сам расхохотался инстинктивно му желанию прикрыть свое взбунтовавшееся «второе я». Так, посмеива ясь над собой, и улизнул в ванную. Стоя под жестким напором воды, Иванов приходил в себя, старался думать о деле, но волнующие картины любовной игры постоянно врыва лись в попытки логически выстроить события последних дней. Или даже не дней, а лет. Всеобщая паранойя перестроечного времени, привычка искать скрытые пружины во всех событиях и тайный смысл в каждом публичном слове, не говоря уже о сокровенном шепоте на кухне, не позво ляли расслабиться и просто отдаться счастью внезапной встречи с первой – не первой, но все таки юной любовью студенческих лет. Конечно, не будь Татьяна офицером КГБ в прошлом (прошлом ли?) – Валерий Алексе евич и задумываться не стал бы о гипотетической связи его нынешней службы с ее протекцией ему в Интерфронте – наверняка мнимой и, уж тем более, не укладывающейся ни в какие логические рамки. Да и потом, простая переводчица (наверное, личного

следующая