Замечал, что есть вещи, обыденные для

замечал, что есть вещи, обыденные для таллинских школьников, вещи и проблемы, которые в их классе мальчишки даже и не обсуждали – как принадлежавшие како му то другому миру. Они с Аркашкой часто наведывались (налетали, точ нее) друг к другу на каникулы; между встречами посылали друг другу бан деролями маленькую бобину с пленкой, на которую записывали на обыч ном магнитофоне длинные звуковые письма друг другу. Через три года, когда семья переедет в Ригу, все изменится. Семнадца тилетний Иванов пустится тогда (как ему казалось) во все тяжкие, стара ясь наверстать, ухватить, проглотить побольше свободы и соблазнов боль шого столичного города. А пока… Пока ему только что стукнуло четырнад цать. Валера бережно отложил в сторону – на сладкое – четырехтомник Дюма, включил магнитофон «Иней» и под любимую «The Night Chikago Died» повис на перекладине, подвешенной в дверном проеме, стараясь подтянуться по крайней мере двадцать раз, а если получится, то и больше. В подарках были не только книги от матери, но и новый мохеровый шарф от отца, и роскошная коробка ленинградских конфет от старшего брата студента, присланная, наверное, родителям по почте, заранее. Нас коро позавтракав вместе с первыми страницами «20 лет спустя», Валера заставил себя оторваться от книжки и быстро оделся. Пробежал рысью со своего третьего этажа вниз, усмехнувшись побед но на площадке, на которой обычно сидели соседи – эстонские подростки – и дулись в карты. Долгое время, направляясь в школу

следующая