То деле, не в Вильнюсе же ему для себя

то деле, не в Вильнюсе же ему для себя людей искать?! Хотя у Тани ведь тоже начальство есть, наверное… Хотя… брэд сив кэйбл! Чушь собачья! Совсем уже с этой работой мозги перевернулись! Везде происки какие то ищу – на ровном месте боюсь споткнуться. Все это Сворак со своими тайнами Мадридского двора, не стоящими выеденного яйца! Настропалил своими нравоучениями и инструкциями! Лучше бы за своим окружением следил получше – той же машинисткой новенькой – уж больно любопытная! Да и в Совете полно случайных людей! Хотя в Совете – это не страшно. Глав ное, чтобы в аппарате чужих не было. Тьфу ты, черт! О чем я вообще думаю? Вот же, Майори уже!» Валерий Алексеевич поправил сбившийся целлофан на огромной шипастой розе, пригладил пятерней взъерошенные от ветра мягкие воло сы и всмотрелся в один из корпусов огромного комплекса санатория Балт флота – двухэтажный старинный особнячок, выходивший окнами прямо на пляж и на море. Как в волшебной детской сказке – тут же открылось окно на втором этаже, белым флагом выпорхнула наружу тюлевая занаве ска, а за ней, в попытке удержать, длинная худая рука в модных браслетах, съехавших почти к локтю. – Таня!!! – на всякий случай крикнул Иванов, старясь перекричать все усиливавшиеся ветер и гул прибоя. Рука, поймавшая было занавеску, снова выпустила ее, потом, вслед за белым тюлем, вскинувшимся вверх по желтой штукатурке старого домика, в окне показалась аккуратная русая головка, тут же превращенная ветром в одуванчик. –

следующая