Чи и к! – укоризненно пропел голос в

чи и к! – укоризненно пропел голос в трубке. – Раз уж я «адмиральша». Что может мне привезти поручик, кроме своей любви? – Я… я люблю тебя, Таня, все еще люблю, оказывается, – медленно проговорил Иванов. – Я еду. Трубку положили. Валерий Алексеевич еще немного послушал гудки и вышел из будки автомата. Как раз напротив, у углового дома – утеса, бле стевшего свежей жестью башни в форме византийского шлема, коопера торы недавно поставили цветочный киоск. «Хорошо, что не успел вчера 250 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ просадить гонорар!» – ликующе подумал Иванов и придирчиво выбрал огромную чайную розу. Рысью спустился под горку на станцию «Браса» – как раз подходила сквозная электричка в Юрмалу, опустился на деревян ную скамейку у окна и погрузился в воспоминания, перемежаемые угрыз ениями совести, – Алле он еще ни разу не изменял, а чем закончится сегодняшняя встреча – предсказать было трудно… Электричка надолго, минут на десять, притормозила на Центральном вокзале. Пассажиров и тут подсело в вагон немного – сезон еще не начал ся, и в Юрмале пока еще царила любимая Ивановым сырая, обволакиваю щая туманом с моря тишина. Снова тронувшись и набирая ход, электрич ка по высокой насыпи пролетела мимо Вецриги, застучала по мосту через Даугаву, показывая в окошки панораму старого города, но, миновав мост, тут же втянулась в унылые промышленные районы Торнякалнса и Засу лаукса. Смотреть тут было не на что, и Иванов прикрыл глаза, снова заду мался… Два года

следующая