С усмешкою, еще чуть чуть помешкаю И

с усмешкою, еще чуть чуть помешкаю И заряжу в последний раз свой черный пистолет. Когда мне вспоминается, тебе небось икается? Да ладно, что там, мне пора, я ухожу – привет! Домой Иванова привез Толян на омоновском «уазике». Бдительная дворничиха, живущая на первом этаже, высунулась было на шум в подъез де, но, увидев пару дюжих парней в черной форме и с автоматами за спи ной, бережно поддерживавших под руки жильца из шестьдесят седьмой квартиры, тут же прикрыла дверь. О Рижском ОМОНе уже тогда ходили легенды – от страшных – до героических. Отправив ленинградцев после банкета в «Таллине» в гостиницу Вале рий Алексеевич вместе со Свораком тут же, на Горького, стал ловить такси. Однако мимо как раз проезжал экипаж закадычного друга Мурашо ва. Толик сразу приметил двоих припозднившихся мужчин у ресторана и притормозил водилу на всякий случай. Узнав Иванова, ребята тут же уса дили его к себе в «бобик», а Петровичу остановили первую же проходя щую машину и велели отвезти его в Пурчик. С Ивановым омоновцам было по дороге – они уже возвращались на базу в Вецмилгравис после очеред ного рейда. 248 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ Преступность в Риге с началом перестройки стала зашкаливать. А тут еще намечающееся двоевластие! От криминального взрыва ситуацию удерживал только ОМОН, чрезвычайно жестко работавший по лидерам преступного мира и не менее жестоко проводивший показательные рейды по городу, сурово напоминая уголовникам, кто здесь пока еще

следующая