Пресс конференции. Все это уходило на

пресс конференции. Все это уходило на Запад, в лучшем случае – в Россию. А здесь – здесь только «Единство» с тиражом в пятьдесят тысяч да пара передач в неделю в эфире полуподпольной радиостанции КПЛ «Содружество». Собственные документальные фильмы и телевизионные сюжеты тоже транслировались в основном только Ленинградским телеви дением, крайне редко удавалось что то протолкнуть в Останкино. А поле битвы Интерфронта – здесь, в Латвии. Да еще и слова не скажи прямо, республиканские власти, оседлав умело поднятую с помощью западных спецов волну национализма, поставили русских в заведомо проигрышную позицию. Начнешь говорить о русском, тут же получишь от латышей в ответ – катись в Россию. А из Москвы – окрик: подрываете советскую политику дружбы народов! Короче, национализм сегодня в Союзе разре шен всем, кроме русских. Но главное, наши люди сами, искренне, не приемлют национализма, не понимая, что война в очередной раз идет не с политическим строем, а с русским народом. Про бытовую русофобию знают и понимают. Про русофобию НФЛ знают и понимают. Но поверить всерьез в то, что именно русские являются главным врагом, не могут. Будут ждать все новых доказательств, что латыши и грузины с бандеровца ми нам не братья… Ждать до последнего. А когда поймут и разъярятся – будет поздно. В том и расчет – step by step, медленно и печально. Пусть привыкают… Господи, когда же они закончат, наконец? Интересно, что скажет Петрович, видел ли он Смоткина, разузнал ли что о той

следующая