Слоном… – Да при чем тут желтизна,

слоном… – Да при чем тут желтизна, Валера? Просто должно же быть живое слово, чтоб за душу хватало, а не только вести с фронтов и «подвалы» от профессоров, преподающих марксизм ленинизм и историю партии! 243 – Должно! Ты редактор, вот и трудись! Я тебе еще две ставки выбил, что ты от меня еще хочешь? Ладно, я сейчас к Алексееву, а потом Петро вич нас с ленинградцами в кабак поведет, давай присоединяйся, тебе будет полезно познакомиться! – Так они еще в студии, на нашем этаже! Интервью снимают! – Что, все еще снимают? Вот засада! Я думал, уже закончили… Ладно, Володь, пока Наталья еще не ушла, получи у нее мой гонорар, а? И жди меня с ленинградцами в кабинете. – Я то получу, только завтра подойди расписаться, ты же знаешь, у Наташи строго все! Отмахнувшись, Валерий Алексеевич прошел на четвертый этаж, загля нул налево – в открытую дверь редакции, за которой скрылся Рощин, отметил, что сотрудники еще на местах, повернул направо по коридору, стянул по пути свежий номер «Единства» из груды пачек, сваленных прямо у дверей экспедиции, и, развертывая на ходу газету, остановился у железной перегородки, отрезавшей от мира интерфронтовскую видеосту дию «Альтернатива». За дверью чуть слышно бубнили – ребята еще запи сывали интервью. Иванов не стал врываться посреди съемки. Уселся в коридоре на казенный деревянный стул, закурил и пробежал глазами свой фельетон на последней полосе свежего номера. Пару раз досадливо поморщился, найдя опечатки, удовлетворенно

следующая