И вода замерзла. Или закипела – как

И вода замерзла. Или закипела – как кому больше нравится. И даже став шие к тому времени профессиональными политиками лидеры ИФ и НФЛ, уже знавшие, казалось бы, все возможные расклады и варианты, в равной степени ощущали себя просто игрушками стихии. Интерфронтовцы до последнего надеялись на Чрезвычайное Положе ние, на то, что кто то все же сорвет стоп кран и поезд, на всех парах несу щийся в бездну, заскрежещет тормозами и остановится на краю пропасти. И тогда имеющаяся у ИФ структура снова нарастет мясом и поможет вос становить государство. Энфээловцы до последнего не верили в то, что они выиграют, и потому постоянно были готовы или вытащить зарытый парт билет и сдать органам своих товарищей по ячейке НФЛ, или срочно эми грировать привычным с войны путем в Швецию. Никто при этом не хотел умирать. Никто или почти никто не был готов идти до конца в «последний и решительный бой». Это позволило избежать большой крови. Это же обернулось в результате выигрышем более подлой и трусливой стороны. Которая, конечно же, не была достойна никакой свободы, потому что, вопреки воплям СМИ, никто из латышей реально не шел за нее на бой. Briviba, то есть «свобода», на самом деле снова, как и в 19 м году, обернулась для них «разрешением». Латышам позволили снова поиграть в независимость. Русским в Лат вии не позволили даже сопротивляться, отобрав у них главное – Россию. Из двух бед выбирают меньшую – эта историческая российская пара дигма в очередной раз в мгновение ока

следующая