Способностей. Иногда казалось, что

способностей. Иногда казалось, что противостояние это будет вечным и никогда не кончится. Тогда ощущали себя чиновниками, функционерами новой поли тической машины. Привыкли… Если бы рвануло вдруг, сразу, если бы далекоидущие планы не маски ровались потоком демагогии, если бы людей не усыпляли ежедневной пре краснодушной болтовней – все было бы по другому. Поначалу на каждый митинг НФЛ тут же отвечали собственной многотысячной манифестаци ей. Дрались, отстаивая свою точку зрения, искренне надеялись на то, что в Центре просто не видят, не понимают того, что уже происходит на местах. Вера в доброго царя, в сакральную природу любой власти сыграла плохую шутку. После целого года митингового противостояния и публичных полити ческих дебатов все просто устали. Противостояние стало таким же непре ложным фактом жизни, как рассвет, закат и смена времен года. Привыкли. Утратили иммунитет. Теряют остроту чувства; под натиском ирреальной, алогичной, растянутой по времени «перестройки» начинает отказывать людям банальный здравый смысл и пропадает способность к сопротивле нию. Ничего не менялось. НФЛ и Интерфронт делили Латвию пополам начиная с 1988 года. Уже шел 90 й… А конца противостоянию не было. 239 Казалось, что ни одна, ни другая сторона не одерживают решающей победы. Но именно фактор времени, притупления бдительности, остроты восприятия фактов сыграл решающую роль в «величайшей геополитиче ской катастрофе XX века». Количество незаметно перешло в качество.

следующая