Движения было много разных людей.

движения было много разных людей. Каждый занимался своим – кто лучше, кто хуже. Рвачам и жули кам места в аппарате ИФ обычно не находилось – выгод мало, а страху и ответственности куда больше. Ясно, что и на старуху бывает проруха – иногда приходилось с людьми срочно расставаться; не обходилось и без скандалов, порой тщательно организованных противной стороной. И тем не менее после того, как вычистили провокаторов, расчетливо подставлен ных движению еще в период его становления, коллектив работал слажен но и довольно эффективно. Лидеры Интерфронта – Алексеев и Лопатин – оба были опытными руководителями старой школы и умели организо вать работу. Умели и людей подобрать. Беда в другом была – не так то просто людей подходящих найти. В активистах и сочувствующих нехват ки не было. Но задачи перед движением стояли совершенно новые. Дей ствовать приходилось в обстановке совершенно нетипичной, бороться буквально против всех. Русские в Латвии, шаг за шагом, потихоньку пре вращались в партизан, не имеющих связи с большой землей. Более того, выходить из окружения было некуда. Ведь «карательные отряды» посыла лись не столько латышами, сколько Москвой. Это понимали, это просчи тывали. Надеяться оставалось на чудо. Но жить было надо, надо было сопротивляться, надо было делать хотя бы то, что еще возможно. И все привыкли со временем к этому и не находили в своем положении ни осо бого трагизма, ни героизма, ни жертвенности. Просто работали в меру своих сил и

следующая