Ожидания, был не один и недовольно

ожидания, был не один и недовольно нахмурился. Но, разглядев Иванова, неожидан но улыбнулся, как то рассеянно и по домашнему. – Заходите, Валерий Алексеевич, мы уже прощаемся… Спиной к Иванову за приставным столом для заседаний сидела изящ ная – по повороту головы, изгибу спины – это видно было сразу – моло дая женщина с модной короткой стрижкой. Алексеев вышел из за стола и галантно поцеловал руку легко поднявшейся с места даме. – Рад был снова видеть вас, Татьяна Федоровна. Надеюсь, мы еще скоро встретимся. – Спасибо, Анатолий Георгиевич, я не думала, что все так быстро и хорошо устроится, в наше то смутное время! Я буду звонить вам в пятни цу утром, как только все подтвердится окончательно. Посетительница решительно повернулась к выходу и неожиданно чуть не столкнулась со стоящим в проходе Ивановым. Легкое замешательство, извиняющаяся полуулыбка, быстрое, вежливое «Здравствуйте, извини те!»; и Таня! Таня! – легко разминувшись с Валерием Алексеевичем, выскользнула в дверь, оставив за собой только легкий шлейф знакомых до остановки дыхания редких французских духов. Иванов только и смог, что замереть, глядя в медленно прикрывшуюся за Татьяной тяжелую дверь, обитую казенным черным дерматином. – Симпатичная дама, не правда ли, Валерий Алексеевич? – Чуть нас мешливый голос шефа вернул Иванова к жизни. – Простите, Анатолий Георгиевич, мне просто показалось, что мы раньше с нею встречались! – Иванов тяжело плюхнулся на привычное место напротив лидера

следующая