Союз рассыплет ся по команде сверху,

Союз рассыплет ся по команде сверху, как карточный домик. А сделать ничего нельзя. 231 Можно только побарахтаться, чтобы потом не было стыдно за бесцельно прожитые годы. – А чрезвычайное положение? – А чудес, Леша не бывает. Верить хочется, но верится с трудом. Поживем – увидим. Если поживем. – Иванс… Это Иван с буквой «с» на конце? – Оператор Саша, до того совершенно индифферентный, все таки подал голос. – Ага. Тут у нас вообще все интересно. Гомункулусы сплошные. Яны чары Запада. Онемеченные – в Латвии или ополяченные – на Украине – славяне. Это все, ребята, наследие большой советской проблемы. Даже не советской, а царской еще. Создание народов, понимаете ли… Латышей, украинцев, да много еще кого, по английской ли наводке или по собственной глупости создавали из ничего за собственный счет. А поскольку мало их было, то вовсю шли про цессы насильственной украинизации и латышизации населения. Причем, что интересно, параллельно шли процессы, что в довоенном СССР, что в буржуазной довоенной Латвии… Отсюда у нас столько «латышей» с рус скими фамилиями. Да и «украинцев» понаделали из малороссов миллио ны. Долгий это разговор… Вернемся к Ивансу. Краткий курс, так сказать. Первым импульсом к волнениям интеллигенции стала серия статей молодого журналиста Дайниса Иванса против строительства Даугавпилс ской ГЭС. Потом началась кампания против строительства в Риге метро. На этой волне Дайниса и подставили вместо осторожного Петерса симво лом «Атмоды» –

следующая