– точно. Иначе интерфронтовцы не

– точно. Иначе интерфронтовцы не зависали бы тут так часто. Придя немного в себя, Украинцев достал свой помятый блокнот и начал пытать Иванова про Иванса, интервью с которым в штаб квартире НФЛ 229 было назначено на одиннадцать часов. Это было неподалеку, тоже в Ста рой Риге, только с другой ее стороны, на Вецпилсетас. Иванов вздохнул и привычно стал «раскладывать карты». – Иванс Дайнис, журналист, председатель Думы Народного фронта Латвии. Кстати, Дайнис – это имя, Иванс – фамилия, а то коллеги из Рос сии часто путают… Леша уже черкал в блокноте новый шарж – глобус с надписью «Latvi ja», а верхом на нем долговязая худая фигурка с дирижерской палочкой в руке… – Ну, насчет дирижера это ты, Леша, перегнул. Дайнис скорее просто играет на трубе в оркестре. Первоначально на эту роль – лидера НФЛ – планировали Яниса Петерса. Петерс – поэт, публицист, возглавлял Союз писателей Латвийской ССР, лауреат всяких советских премий. Он же – один из публичных основателей Народного фронта. Но Янис – человек немолодой, опытный, предпочитает на всякий случай слишком сильно не отсвечивать. Да и компромата на него за советское прошлое многовато, видимо. Хотя, сам понимашь, почти все народнофронтовцы вышли из национальной партийной, управленческой и творческой элиты, тщательно взращиваемой самой советской властью. Все, как ты помнишь, вообще начиналось с пленума творческих союзов Латвии. Это хорошо подготовленное событие произошло еще в июне 88 го года. Что потом

следующая