Действует! До одиннадцати часов вам

действует! До одиннадцати часов вам нигде и никто не нальет! Кроме меня, конечно… Вы завтракали? – Да так, чайку попили, – зевнув, отозвался Украинцев. – Ну, пойдем тогда завтракать, здесь рядом, заодно и проблему решим. Прошли пару десятков метров по булыжной мостовой, свернули напра во, на Вальню, и вот она – «Драудзиба». – Кафе «Дружба»! – торжественно объявил Иванов. – Рекомендую запомнить местонахождение на весь период пребывания с целью перио дического оздоровления! Маленькое кафе почти не изменилось за прошедшие годы. Перейдя на работу в Интерфронт, Валерий Алексеевич вспомнил любимое заведение, теперь находящееся в двух шагах от места дислокации, и снова назначал там встречи, а то и просто зависал с коллегами по вечерам. Анита, пышная моложавая блондинка буфетчица, встретила Иванова как своего. Тот уса дил друзей за столик у окна, пошептался с Анитой о чем то и вскоре стал передавать одну за другой чашки с кофе, накрытые почему то блюдцами. Потом уже чашки с кофе горячим… Чтоб не перепутать. Конечно же, поло вина чашек вместо кофе была доверху налита рижским черным бальза мом. На вид и не отличишь, особенно издалека. Хотя народу больше в кафе не было, бальзам все равно отхлебывали как кофе, с искренним удоволь ствием отдаваясь процессу. Тышкевич, правда, от своей порции отказался в пользу Хачика, а сам, шевеля пышными усами, уже вовсю охмурял красавицу Аниту – не то польку, не то литовку, а в общем то, по сути, русскую, но уж не латышку

следующая