Кричат: «Открыто, заходите!» – по

кричат: «Открыто, заходите!» – по русски кричат, заметь! Мы и заходим, раз при глашают. А там картина маслом… Ну, квартирка ухоженная, чистенькая, все как у людей. В коридоре никого, проходим дружно в гостиную. На диване лежит, закутавшись в одеялко, девушка лет девятнадцати от силы, симпатичная такая… У дивана тазик стоит, однако. Шампанское открытое на полу. И сама она с такого бодунища, что еле языком ворочает. Понятно, что до участка не дойти! А красавица приподнимается, собрав последние силы, на локоток и стонет: «Я голосую за Анатолия Алексеева!» Переглянулись мы с латышами – те ржут тихонько. Вывел я старшего их в коридор и говорю: «Ну что, пойдем обратно, куда ж ей, пьяной, голосовать то?» «Да ладно, что там, пусть проголосует, раз мы пришли, бывает всякое в жизни», – отвечает латыш со смехом и по плечику меня похлопывает, типа, помни нашу доброту, а мы все равно выиграем! – «Да как то неудоб но!» – «Пусть только паспорт покажет, да своей рукой черкнет – и все будет по закону!» – «Ну, если вы не против…» – «Такое ответственное отношение к выборам можно только уважать», – уже внаглую чуть не хохочет дэнэнээловец… 225 Возвращаемся в комнату, все вместе ищем паспорт, оказавшийся спря танным у девицы под подушкой, а та, как нарочно, из последних сил гун дит монотонно: «Мой депутат Алексеев от Интерфронта, я голосую только за Алексеева, только за русских…» Сознательная, короче, девчонка попалась. Ну что же, проголосовала она кое как, мы акт

следующая