Можно приводить бесконечно…» Украинцев

можно приводить бесконечно…» Украинцев оторвался от газетной вырезки и начал корябать в блокноте кривые строчки с жирными «нота бене». Валерий Алексеевич поглядывал на часы и прикидывал, когда же наконец сможет добраться до постели. Леша захлопнул блокнот и шмыгнул носом. – Ладно, Валера, хватит на сегодня. Понятно, что то, что вынужден говорить осторожно прессе Алексеев, вы давно уже обсудили «в уме» и сделали выводы. И приняли решения, вероятно. Ладно, это ваша кухня. Но только у вас, в Прибалтике, готовят рецепты для всей страны… Кулинары плаща и кинжала, акулы империализма, мать их ети! Ну что, на посошок? – Нет, Леша, я уже пас. А то будет как с той девочкой на выборах… – И что случилось с девочкой? – Да так, смешной эпизод… Расскажу на прощание. День выборов. Мы с товарищами, конечно, на одном из избирательных участков в Саркан даугаве, в школе сидим. Наблюдаем, волнуемся, если честно. Доверенные лица Толпежникова – латыши все, настроены добродушно, так как в поб еде уверены на сто процентов. Шутят с нами, предлагают коньячку с кофе накатить. Ну, мы ничего, тоже анекдоты травим, хотя на душе кошки скре бут… И тут, к вечеру уже, поступает звонок: женский голос требует урну на дом принести, дескать, болеет человек, подняться на ноги не может, а голосовать хочет! Берем урну переносную и идем пешочком, благо адрес в соседней двенадцатиэтажке, у магазина «Нептун». Нас двое – от Интер фронта, и двое дэнэнээловцев, конечно. Звоним в квартиру, нам

следующая