«невостребованным», не смогло в

«невостребованным», не смогло в полной мере отдать обществу свою энергию, реализовать замыслы. Перестройка встряхнула нас, и мы посчитали необходимым принять участие в преобра зовании нашей жизни на принципах демократии, создании экономически мощного государства, способного обеспечить гражданам достойное суще ствование. В Народном фронте Латвии мы, однако, по многим причинам оказались лишними. Поэтому возникла идея создать свою организацию. Причем она не предполагалась мононациональной или противостоящей кому то. Она намечалась как широкое демократическое движение с привлечением всех слоев населения, всех национальностей. Мы ведь и сейчас, когда принима ем к себе, не спрашиваем человека, какой он национальности. Но коль мы избрали одним из пунктов программы построение правового государства, то мы в своей деятельности уделяем этому первостепенное значение. В такой правовой защите больше всего нуждается русское население. Одно к одному – так и получилось, что Интерфронт стал преимущественно пра возащитной организацией. Для меня оскорбительно слышать упреки в адрес нелатышей, что они здесь пришлые, мигранты. У русских в Латвии глубокие корни. Над обла гораживанием здешней земли трудились и белорусы, украинцы, евреи, немцы – все те, кто испокон веков ее населял. Мои предки жили тут почти 222 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ два века и не на дармовщинку! Мой дядя, например, был архитектором, по его проекту построено несколько известных зданий в Риге –

следующая