Таксистами, продающими алкоголь,

таксистами, продающими алкоголь, омоновцы. Совсем недавно нес кольких таких дельцов хорошенько искупали в море на пляже в Вецаки, заставляя окунаться в холодные волны под пулями, свистящими над голо вой. Да и когда бутылки с водкой разбивают о твою собственную «тачку» – тоже не очень приятно. – Четвертной за две! – закинул приманку Валерий Алексеевич. – Тридцать! 214 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ – Идет! От администратора Иванов, в который уже раз за сегодняшний нес кончаемый день, позвонил домой и передал трубку Леше, которого Алла хорошо знала и любила, – пусть сам отмазывает как хочет. Уладив вопрос, пошли в номер, заглянули в комнату, где храпел Хачик, прикрыли аккурат но дверь и устроились в гостиной двухкомнатного номера. Выпили, закусили бутербродами из пакета, приготовленного гостям с собой заботливым Вареником. Леша достал было маленький импортный диктофон на микрокассету, но Иванов скривил лицо, и Украинцев послушно убрал редкую по тем временам и красивую игрушку в дорож ную сумку, достав взамен потрепанный блокнот. – Ну что, помнишь, как Штирлиц в кино картинки рисовал? Рисуй для начала Алексеева! – Валерий Алексеевич распечатал резервную пачку черной «Элиты», закурил, выпустил струю сиреневого дыма в желтый луч старенькой настольной лампы, направленной на пустые стаканы. Леша перелистал блокнот, нашел чистую страницу, передвинул стака ны, взял ручку и довольно похоже, в профиль, изобразил лидера Интер фронта. – Был я у шефа

следующая