Каждый день интервью раздавать, не

каждый день интервью раздавать, не понимаю, я бы лучше повесился! – Работа у меня такая, Виталий! – усмехнулся Иванов и весело засу етился, поторапливая гостей к спуску в долину, где стояла машина. – Не плачь, девчонка, пройдут дожди! – Вся жизнь впереди – надейся и жди! – в унисон подпел Тышкевич, соединив две песни в одну, и все бодро застучали каблуками по бесчислен ным деревянным ступенькам, ведущим вниз, к машине, к дороге, к концу напряженного, хлопотного дня… Потом, уже в гостинице, Леша Украинцев придержал спешащего оста вить ленинградцев и ехать домой Иванова. – Валера, не торопись, а? – Что такое, Леша? – Мужики уже все равно «никакие», а нам бы поговорить с тобой накоротке, спокойно, про все ваши расклады. – Леша помолчал, держась рукой за дверцу расхлябанной желтой «Волги», на которой Валерий Алек сеевич уже собирался вернуться домой и закончить наконец затянувше еся воскресенье. – Ну, я не знаю, Алла там, наверное, уже рвет и мечет… – Надо, Валера! Времени мало у нас, а дел много. Надо все выстроить как то так, чтобы и выстрелить в цель, и самим уцелеть. – Эх, ты и мертвого уговоришь! Садись в машину – заедем сперва на «точку», хотя… – Иванов повернулся к водителю, ждущему, когда клиент решит наконец, ехать им или не ехать дальше. – Слушай, шеф, а водочки у тебя, случайно, не найдется в багажнике? – Может, и найдется… – Водитель внимательно осмотрел Иванова, прикидывая, нет ли подвоха – уж очень жестко в последнее время боро лись с

следующая