Молчаливый Тышкевич – главный сердцеед

Молчаливый Тышкевич – главный сердцеед команды – внезапно оживился, кося краем глаза на симпатич ную администраторшу у стойки гостиницы. 210 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ – Тетки у нас есть! Но договариваться с ними ты будешь сам, «Воло дыевский»! А то твоя жена меня потом к вам и на порог не пустит! – Ива нов вздохнул сокрушенно – ребята на свободе, а он на работе – и пошел оплачивать счет за гостиницу на неделю. Да, надо бы еще не забыть от администратора позвонить домой, Алле, может, захочет с ними в Сигулду съездить, если теща дочку заберет на дачу… Скептически оглядев пещеру Гутмана и тоненький ручеек, вырываю щийся из песчаной толщи под испещренными надписями сводами, группа начала не спеша, с остановками на каждой площадке, подниматься по деревянной лестнице на гору. Свежая, нежная зелень легким облачком окутывала холмы, оттеняла черную воду извилистой Гауи, расступалась почтительно вокруг сказочно го (не знать бы, что новодел!) замка на самой высокой вершине над рекой. – Тишину с птицами запиши, тишину! – настойчиво бубнил в ухо опе ратору Хачик. Остальные притихли, чтобы не мешать, только Леша Укра инцев отвел в сторону Иванова и что то черкал коряво в блокноте, согла совывая тезисы подводки к сюжету, снимать которую решили прямо здесь, в Сигулде, – уж больно подходили эта поющая тишина, этот зеле ный, прозрачный покой к рабочему названию цикла передач о перестрой ке в Латвии: «Рижская весна». Председатель Рижского Октябрьского

следующая