Без дельники, а слесарям за их руки

без дельники, а слесарям за их руки «золотые» капиталисты будут платить огромные деньги валютой. Совсем офуели, короче! – А так все чистенько у вас, красиво… – протянул оператор, прилип ший к окну и внимательно разглядывавший сначала Старую Ригу, потом 209 набережную, мосты и парки по дороге к ведомственной гостинице воен ного предприятия в Задвинье, где Интерфронту за символические копей ки предоставили пару, так сказать, «люксов» для Ленинградского телеви дения. – Внешне все красиво. Все пока функционирует. Талоны, конечно, визитные карточки для рижан, чтобы такие, как вы, не объели. – Иванов коротко и зло хохотнул. – Но все это на самом деле просто саботаж, с одной стороны, а с другой – резерв мощности отлаженной государствен ной машины. Но машинка сбоит, лучше меня знаете, а ей все больше палок в колеса вставляют. Причем по указанию из Москвы. Ну, повстречаетесь со всеми главными персоналиями, сами у них спросите. Но у меня лично такое впечатление, что рулят перестройкой не только непосредственно из Москвы, но и из за бугра. Причем согласованно. А то, что на местах проис ходит, – это все игры послушных марионеток. В любой момент, при жела нии, власть может все поставить на свое место. Вернуть взад, так сказать. А почему она этого не хочет, это у вас лучше спросить, вы к Центру побли же! – Брось ты, Валера! – Хачик раскинулся один на заднем сиденье, раскинув руки, только черные глаза метались по сторонам, как у стрелка на стенде, выискивая

следующая