Толик Тышкевич, наоборот, выглядел

Толик Тышкевич, наоборот, выглядел эдаким белорусским плейбоем – подчер кнуто повел сильными плечами под легким свитером; пушистые усы явно пахли французским одеколоном, белая сорочка сияла накрахмаленным воротничком. Незнакомый долговязый оператор, чертыхаясь, тащил кейс с камерой и штатив. 208 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ – Все в сборе? – Валерий Алексеевич пообнимался, попожимал руки и теперь курил не спеша, с удовольствием наблюдая за радостным возбуж дением гостей. На Привокзальной площади погрузились в новенький зеленый « рафик», недавно купленный Интерфронтом у Боссерта – последний широкий жест сибиряка русским Латвии; вскоре после этого доведенный до белого каления националистами и заигрывающим перед ними латвий ским правительством первый в СССР избранный рабочими директор завода свалил от греха подальше в США – стажироваться в качестве мене джера. Деньги на покупку машины наскребли по сусекам, куда тяжелее было добиться возможности купить микроавтобус вне очереди, тут то Бос серт и помог напоследок. – И что теперь с заводом? – Украинцев уже потягивал прямо из буты лки «Рижское особое», приходя в себя после вчерашних проводов в коман дировку. – Да ничего хорошего! – Иванов ослабил надоевший галстук, уселся поудобнее и попросил водителя. – Вадим, давай в гостиницу! …Боссерта латыши выжили, теперь директором Самодуров, это не прозвище – это фамилия, между прочим… Завод прессуют по полной программе и в прес се, и в правительстве.

следующая