Правда, часто летать, забираться на

правда, часто летать, забираться на съемках на самые высокие точки разных объектов, даже прыгать с парашютом… Но это другое – это работа. А вот просто так – поглазеть с высоты на людей муравьев, постоять на краю, 202 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ балансируя между твердью и пустотой – уже не хотелось нисколько. Видимо, слишком трудно далось ему снова обрести почву под ногами. Так и в прошлое забираться не хотелось, слишком зыбким было это прошлое, рассыпавшееся однажды на части, ушедшее из под ног, опроки нувшееся вверх ногами, сместившее все точки координат… И потому все рассказы вдруг обрывались инстинктивным, наработанным за десятиле тия усилием. Как автоматом электропитание выбивает при сбое, так и у Валерия Алексеевича что то щелкало в голове при приближении к некото рым темам и отрубало память. Но то же самое время – категория и философски неосязаемая, и грубо материальная одновременно – залечивало раны у всех. Вылечило время Россию, вылечило, видимо, и душевную боль Иванова, начиная возвра щать ему память. На второй год жизни в Питере, а потом и в Вырице Вале рий Алексеевич стал оттаивать. Все чаще во время наших совместных чае питий или неспешных прогулок на скованный льдом, закрывшийся засне женными елями Оредеж Иванов вдруг начинал откровенничать, вспоми ная неожиданно тот или иной случай из прошлой жизни. Обычно начина лось все с каких то мелочей, деталей – неожиданных, противоречивых ассоциаций, уцепившись за которые вытягивал мой

следующая