От Интерфронта, без вся ких оговорок, и

от Интерфронта, без вся ких оговорок, и я действительно был представителем ИФ. В своей дея тельности я всегда выступал за то, чтобы Интерфронт был самостоя тельной организацией, имеющей свою позицию. Это не значит не иметь союзников – это значит иметь свое лицо! И моя позиция независимого депутата позволяла мне выражать точку зрения независимого Интер фронта. С другой стороны, я не вошел в «Равноправие» еще и потому, что там было много людей, с которыми у меня психологическая несовместимость. Я недолюбливал их, они – меня. Последние события, как мне кажется, под твердили правоту моих ощущений. «Равноправие» называло себя фракци ей компартии Латвии, они очень тесно сотрудничали, закончилось же это впоследствии тем, что не так давно большая часть этих депутатов почтила вставанием память латышских эсэсовцев. Я уже не говорю о том, как быстро они отмежевались от КПЛ после августовских событий. Неко торые даже стали утверждать, что они сотрудничали с партией «из тактических соображений». Ну а поскольку у меня не было тесных объя тий с компартией, у меня не было необходимости от нее отмежевывать 199 ся, что позволяло занимать взвешенную позицию, как тогда, когда партия была правящей, так и тогда, когда она стала преследуемой. – Многие из депутатов, отрекшись от КПЛ, ранее отреклись и от Интерфронта, с именем которого они получали голоса на выборах. – Отбор кандидатов, если вспомнить историю, в Риге например, осу ществлялся горкомом партии. Там был

следующая