Яйца, насильно. Переубеждать взрослых

яйца, насильно. Переубеждать взрослых людей, выбравших сытое рабство – ассимиля цию, – бесполезно. Только сам с ними вместе, переубеждая, незаметно скурвишься, как вшей наберешься… А русских настоящих, несмотря ни на что не потерявших веры в Россию, запутаешь. В таких разговорах они часто коротали время и разбавляли водкой накопившуюся душевную боль. Со временем прошлое отступало куда то в глубину, в бездонную пучину памяти и, к счастью, молчало. Вернувшись в 92 м году в Латвию, Иванов отдал себе приказ: Забыть!» И действительно – забыл. Растравлять память было опасно по многим причинам. Можно было сойти с ума, превратиться в обычного психопата из числа душевнобольных почитателей Проханова и газеты «День», она же «Завтра». Могла по пьяной лавочке «хлопнуть ширма», что тоже было чре вато серьезными последствиями, и жизнь неоднократно это доказала на опыте многих товарищей. Память была засорена многими подробностями, именами, деталями событий, знать о которых не нужно было никому, тем более что число тех, кому «знать не надо», росло с каждым годом угрожаю щими темпами – прищучили одного, скурвился другой, попал в переплет третий… «Своих» фактически не осталось. Кроме тех, кто был когда то рядом, кто знал гораздо больше Иванова. Но тех, кто знал все, – таких тоже не было и не будет уже никогда. Кто теперь свой? Российские, ель цинские власти? Латвийская прокуратура? Бывшие коллеги – журнали сты, ныне исправно сотрудничающие с властями и той же

следующая