Свой люк. Бээмпэшка дрогнула и

свой люк. Бээмпэшка дрогнула и рванулась по выжженной солнцем белой песоч ной дороге. «Но пыль – пыль – пыль – пыль – от шагающих сапог… – вертелось в голове Поручика, – филолог долбаный, нашел, когда Киплинга читать… и отпуска нет на войне…» 1995. – Пойми, Робчик, твоя и твоих ребят главная задача на сегодня – про сто выжить. Сохранить себя и быть готовым действовать в любой момент. Когда придет время. Не просто затаиться и плюнуть на все. Не просто выжить, но учиться. Развиваться, накапливать экономическую мощь, создавать по человеку буквально твердый костяк, на который в случае необходимости всегда нарастет мясо. 193 – Сколько и чего ждать то, Валерий Алексеевич? – несогласно мотал головой упрямый Робчик – здоровенный парень двадцати пяти лет, не успевший повоевать в перестройку и тщетно пытающийся догнать упущенное время. – Сколько надо, столько и ждать, Роберт! Сейчас – потерянные для политической деятельности годы. Твоя задача – не потерять их для нас, для будуще го. Та шушера, которая делает вид, что занимается политической борьбой, – все эти жданки, цилевичы, РОЛы и прочие бывшие народнофронтовцы – это все ельцинская когорта. Связываться с ними – запачкаться – потерять себя для дальнейшей борьбы. В России, пока не уйдет Ельцин, будет хуже, чем здесь. Но и без России здесь ничего мы сами по себе не сделаем полезно го. Всякая «самоорганизация» масс без внешнего вмешательства – это миф. Так что бросай свои «игрушки» и людей с толку не

следующая