Приднестровских гвардейцев,

приднестровских гвардейцев, между осторожными прогулками по тираспольским улицам и обозрением самых красивых в мире приднестровских девушек, смешавших в себе русскую, украинскую, греческую, молдаванскую кровь, замешанную на солнце, персиках и винограде… «И что они там пря чу уть?!» – задавался ритори ческим вопросом горячий рижский узбек Сашка Архаров, провожая взглядом очередную тонкую тростинку, гордо несущую впереди себя упругий бюст пятого размера… А потом надо было снова получать оружие в Доме Советов (свое придерживали, не светили), ехать охранять неиз вестно кого, искать непонятно кого, вести переговоры о дальнейшей службе непо нятно с кем. Непонятно от кого получали подъемные и первую зарплату, непонятно кто фотографировал на новые, с российской пропиской, пас порта и помогал придумывать новые фамилии и биографии. 190 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ЗАБЫТЬИ А вечером собирались обычно в номере у Питона, как старшего по зва нию, возрасту, опыту и авторитету. Не задавали вопросов, почему с ним в номере живет не один из офицеров, а Поручик, давно знакомый им еще по Латвии интеллигентного вида мужик, который то переодевался на базе в камуфляж и с оружием выезжал на акции, а то появлялся в штатском с заезжими центральными журналистами, весь из себя не имеющий ника кого отношения к отряду, но ни разу не обошедшийся без инструктажа личного состава, допущенного к общению с москвичами или даже вовсе – иностранцами. Поручик был с ними в Риге, вместе улетал в Тюмень,

следующая