Влажная жара, как из парной. Валерий

влажная жара, как из парной. Валерий Алексеевич оглянулся и оставил дверь открытой. Набрал номер и долго слушал гудки вызова. Наконец трубку сняли. – Петрович, обстановка? – как мог спокойно, сдерживая дыхание, спросил Иванов. – Какая, на хрен, обстановка, Алексеич?! Все, отбой, сворачиваемся. Все «подарки» убери подальше и больше не звони. Встретимся через недельку на даче, обсудим… – Ну ладно, Миша, пока, я все понял. На том конце провода трубку тут же повесили. Валерий Алексеевич еще несколько секунд послушал короткие гудки, оглядывая пустынную улицу. Аккуратно нажал на рычаг и вышел из будки, вытирая вспотевший от духоты лоб. Посмотрел на угловой магазин напротив, вздохнул, водка была по талонам, а талонов не было. Да и не время… И не спеша побрел обратно, домой. Мимо Гарнизонного кладбища, мимо Братского, мимо 2 го Лесного. Свернул на 1 ю Длинную, потом скосил дворами на 2 ю. У Палыча, живше го там, дома никого не оказалось. А жаль! Иванов круто развернулся и снова пошел к телефонному автомату на Брасу. Набрал по памяти 342 073 – номер дежурного по базе ОМОНа. Отозвался толстый Чук. – Лейтенант Мурашов в расположении? – Сейчас посмотрим, – буркнул одышливо страдающий диабетом и потому последнее время не вылезающий из дежурки Чук. В трубке слыш но было, как он переключается на громкую связь с кубриками и вызывает Толяна. Тот откликнулся на удивление быстро и весело: 188 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ЗАБЫТЬИ – Валерка, ты? Молоток, я знал, что ты

следующая