Бы пораньше мы отряд на свою сторону

бы пораньше мы отряд на свою сторону повернули… Думаешь, все? Уже история? – Хотелось бы верить, Валера, что отмашки «взад» не будет… Весь следующий день, с утра 21 августа, Валерий Алексеевич ждал звонка. Поглядывал на включенный телевизор, курил на лоджии, пил кофе. Жена с дочкой – на каникулах, у тещи на даче. На днях приедут – пора обеим готовиться к школе. От нечего делать он разобрал, почистил, снова собрал пистолет. Приготовил джинсы и легкую курточку на случай, если придется задержаться до ночи. Написал жене записку – неизвестно, обойдется ли все одним днем… А на голубом экране сквозь классическую музыку вдруг начали проры ваться какие то сообщения. Неожиданно началась трансляция заседания Верховного Совета. Теперь уже курить пришлось в комнате, не отходя от телевизора. Звонка все не было. Когда, уже ближе к вечеру, на трибуну вышел Ельцин, Иванов окончательно понял – все плохо. Нехорошие мысли стали закрадываться в душу еще вчера вечером, когда так и не поступило сообщения об аресте или хотя бы изоляции ЕБНа. Иванов вышел в коридор своей малосемейки, торцом обращенной к огромному тепличному полю совхоза «Рига», раскинувшемуся между Чие куркалнсом и Межапарком. У проходной, рядом с маленьким павильончиком, в котором летом тор говали по дешевке некондиционными огурцами и помидорами, вместо привычной очереди пенсионеров столпилось не меньше десятка серых правительственных «волжанок». Это было что то новое. Торчать у окна в длинном коридоре, в

следующая