Отрядом… Трассера из автомата прошивают окна дома, Это бой ведут ребята, да из рижского

отрядом… Трассера из автомата прошивают окна дома, Это бой ведут ребята, да из рижского ОМОНа, 183 А когда то были будни, хоть не легкие, но все же, Но подняли свои рожи меньшинства, господ вельможи. Наши черные береты, цвета ночи и ненастья, Наши черные береты, нет, не траур – это счастье, Жизни нам своей не жалко. На, бери, но за победу! Это черные береты! Это «Наши!» – крикнут где то! Развалить Союз мечтая, строят планы, как фашисты. Могут лишь ударом в спину, на душе у них нечисто. Эх, долой бы всех министров, экстремистов и властистов, Нужно жить, как раньше жили – дружно и душою чисто! А пока ублюдки дышат, мы уходим на заданье. Мы уходим, чтоб вернуться к вам, родные, к папе, к маме! Мама, посмотри на сына, сын твой стал серьезным мужем! Люди, вы глаза раскройте, ведь отряд наш вам так нужен! Э э х, Морозова! – протянул надрывно, с булькающим тяжелым сме хом, Иванов и полез в нишу за занавеской. Там висел его комплект формы, вот только погоны без знаков различия, на всякий случай… – Веселень кий, чую, будет у меня день рождения! Август 1991 г. Еще вчера, 20 августа, в подъезде старого доходного дома напротив церкви Старой Гертруды, Сворак вытаскивал из авоськи, почти такой же, как у Семен Семеныча в «Бриллиантовой руке», потертые пистолеты и новенькие гранаты. Разобрали оружие, разошлись по домам в ожидании звонка. С утра была запланирована поддержка рабочей гварди ей армейской десантуры при захвате радиостанции

следующая