Что вдруг начнется, прибейся к кому

что вдруг начнется, прибейся к кому нибудь, кто про тебя в курсе, а то свои еще зацепят тебя, в штатском то, сейчас не до длинных разборок. Патроны в бушлате на стене, в кармане, еще пара пачек… Все, я побежал. Дверь с треском захлопнулась. Иванов посидел еще минуту, отпил чаю, закурил. Потом встал, закрыл дверь на ключ, взял со стола ПМ, сунул под подушку свободной койки, придвинул поближе жестянку пепельницу и с наслаждением вытянулся на жестком матрасе, небрежно заправленном солдатским одеялом. Под матрас пустующей койки Толян, тот еще ебарь перехватчик, подсунул доски, чтобы при случае, если какая тетка окажет ся под рукой, сетка не прогибалась. В этом кубрике базы, служившей омоновцам не только местом службы, но и приютом в случае пребывания на казарменном положении, кроме командира 4 го взвода проживали еще прапор по прозвищу Рыжий и луч ший водитель отряда и снайпер по совместительству – Мишка Ленин. По стенам развешан был только что полученный спецназовский камуфляж и бронежилеты, под кроватями всегда можно было найти ящик с гранатами или патронами – обстановка была такая, что всем было не до соблюдения строгих правил, командиру взвода в том числе. На стене висела гитара, ее Толян одалживал периодически у отрядного барда Димки Кожевина, уже на следующий день после штурма МВД написавшего немудреные, но зна менитые строчки песни, которую пели потом всем

следующая