Остановиться. Кинул взгляд на так и не

остановиться. Кинул взгляд на так и не вклю ченный счетчик и спросил лаконично: – Сколько? – Нисколько, – решительно ответил таксист. Валерий Алексеевич посмотрел ему в лицо и не стал настаивать. Про сто пожал руку и попрощался. – Удачи! – пожелал мужик, быстро развернулся и уехал. 181 Иванов неторопливо, показывая себя пулеметчику на крыше котель ной, пошел по смерзшейся щебенке в сторону КПП, за которым, отгоро женные проволочной сеткой от камышовых зарослей старого русла Дауга вы, стояли длинные бараки базы ОМОНа и металлический ангар гаража. На высокой стальной ферме – мачте развевался флаг Латвийской ССР. Сержант у ворот, узнав Иванова, перекинул автомат за спину, кивнул на дежурку, чтобы тот отметился для порядка. Валерий Алексеевич кивнул в ответ и зашел в тесную выгородку штабного барака. В дежурке было тепло, накурено, шумно. Рядом с привычной грузной фигурой Чука сидел Кузьмин и рассказывал что то веселое. В предбаннике курили трое сер жантов по полной форме, в бронежилетах, с оружием. Форма тогда была еще омоновской – черные комбезы, и потому длинные армейские брони ки казались какими то лишними на ладных фигурах бойцов. Не задерживась, Иванов поздоровался и, узнав, что Толян еще не подъехал, пошел к нему в кубрик – ждать. Через полчаса, когда курить уже надоело, он вернулся в дежурку. Мурашов уже был там. Толян прервал разговор, кивнул Чуку и, не здороваясь, ухватил Ивано ва за плечи, повлек на улицу. – Пойдем к нам в кубрик,

следующая