На сторону… На чью сторону, задумался

на сторону… На чью сторону, задумался он? Советской власти? Так она сама методично и сда вала свою… не власть, нет, свой народ… На сторону присяги, так будет точ нее, нашел он более ясную формулировку. А новости, которые обещал Михаил Петрович касательно командира отряда – Млынника и его вза имоотношений с партийным, не интерфронтовским, руководством, были наверняка неприятными. – Жалко, что Лымарь уволился, – с сожалением подумал Иванов, потягивая жидкий кофе, пахнущий пережженным сахаром. Дочку Лыма ря – первого командира Рижского ОМОНа он учил в школе. Но суть не в дочке, конечно, а в том, что Лымарь был человеком проверенным и пред сказуемым. А вот внезапное появление в качестве командира отряда май ора Млынника вызывало очень много вопросов у всех заинтересованных сторон. А не заинтересованных в состоянии дел в Рижском ОМОНе поли тических сил в Прибалтике не было, так уж карта выпала. Десять лет спустя, сидя в щегольском летнем кафе на открытом возду хе напротив Пороховой башни, Валерий Алексеевич поджидал Катю – свою старую – новую любовь на первом курсе. Солнечный ветер трепал маркизы над витринами магазинов на улице Вальню. Голуби ссорились из за крошек пирожного на блестящей брусчатке мостовой. Над Бастионной горкой, укрытой свежей парковой листвой, парили чайки. Иванов пил свой кофе без сахара, курил сигарету за сигаретой и быстро писал на бумажной салфетке: Война ли, не война, А нас осталось мало. Нахлынула волна И всех

следующая