Охрану армии ряда других важных

охрану армии ряда других важных объектов государственного значения. Выстре лы, крики, первые трупы, (как потом доподлинно узнал Иванов) вытащен ные из моргов и уже мертвыми подсунутые под гусеницы танков, тяжело ворочавшихся в заведенной провокаторами толпе. Первые «застреленные солдатами» «патриоты» Литвы, на которых, как показала потом судмедэкс пертиза, не было ни одного пулевого ранения. И первый погибший рус ский офицер – лейтенант спецназа КГБ Шацких, убитый выстрелами в спину из «безоружной» толпы у телецентра. Миткова делала страшное лицо на крупном плане, кривила ярко накра шенные губы. Все играли свою игру. И «саюдисты», выполняющие в точ ности и любой ценой планы своих западных хозяев, и московские марио нетки, и агенты влияния, подогревающие неистовство по всей стране, и сумасшедший, потерявший остатки здравого смысла народ, подзуживае мый саморазрушительным садомазохизмом космополитической россий ской интеллигенции. Не играли только последние солдаты империи, по правде, а не понарошку идущие на штурм, по правде не стреляющие в озверевшую толпу, готовую растерзать и терзавшую беззащитных перед приказом «не стрелять!» солдат. Это уже было в Алма Ате, Сумгаите, Фер гане, Тбилиси, Баку. К Валерию Алексеевичу часто приходили беженцы с Юга, приехавшие к русским родственникам в Ригу, рассказывали леденя щую душу правду о погромах, убийствах, зверствах, изнасилованиях, о всеобщем предательстве высшим руководством страны своего народа. Что то он

следующая