К счастью, ни Иванов, ни розы не

К счастью, ни Иванов, ни розы не пострадали критически, и инцидент был, как сказал поэт, «исперчен». И запит бутылкой армянского коньяка, приятно улегше гося поверх литра водки, выпитой в гостиничном ресторане с группой товарищей после вечернего прямого эфира. Теперь приятно проведенная ночь отозвалась диким сушняком и дрожью во всем натруженном теле. Делать нечего, надо было начинать 160 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ЗАБЫТЬИ день. Иванов, как мог тщательно, попытался привести себя в порядок и спустился на первый этаж. Там, в баре у Шабанова, уже сидел и скучал Вадик Медведев – пухлый, огромный, интеллигентный даже с дикого бодуна. – О, Латвия пожаловала! – потянулся он приветственно стаканом пива в сторону Валерия Алексеевича. – Здравствуй, Вадим. – Иванов сунул горячую сухую ладонь в мягкую лапу Медведева и уселся рядом. – Где же эскадрон коней педальных? – Он отпил выдохшегося кислого пива и посмотрел на стакан с отвращени ем. – Леха наверняка в ауте на пару дней после вчерашнего, Хачик с Толей на съемке, я умираю, – лаконично подвел баланс прошедших суток Вадим. – Вот что, коллега, при всем моем уважении к Саше пить это пойло я больше не в состоянии… – Я тебя предупреждал, Вадик, – откликнулся невозмутимо из за стойки бармен. – Это пиво я из загашника вытащил – для пьяных «фини ков» оставлял, не для людей. Вчера же все вылакали! Ты забыл, какие танцы вчера показательные устраивал со своей блондинкой? – Какой блондинкой, Саша? – недоверчиво протянул

следующая