Бюро пропусков, ждать, пока ему спустят

бюро пропусков, ждать, пока ему спустят сверху бумажку. Дождавшись пропуска и сунув его охране, он резво побежал к лифту и поднялся на четвертый этаж. Длинные казенные коридоры студии вовсе не производили впечатление храма телевизионного творчества. Впрочем, побывавший на многих телестудиях страны, включая Останкино, Иванов давно уже знал, что все «чудеса» скрываются за скучными дверями с над писью «АСБ», «АМВ», «ПАВИЛЬОН» или им подобными. Но главное здесь – это обычные кабинеты с такими же обычными людьми, волей случая или собственной в воплощении мечты настойчивостью получившими воз можность делать самый престижный тогда в стране продукт – телевиде ние. Успев поздороваться в коридоре с десятком знакомых и полузнако мых людей, Валерий Алексеевич без стука вломился в кабинет с надписью «Главный режиссер ГРИиП». Хачик уже разговаривал по двум телефонам сразу и потому просто кивнул на стул и подвинул пепельницу, полную белых хвостиков «Беломора». – Да, Сева, он как раз у меня сидит, сейчас спрошу… – Прижав труб ку к груди, Хачик быстро спросил: Гостиницей в Риге обеспечишь? – Сколько человек? На сколько суток? – Четверо. На неделю. И машину. Твою заявку приняли – я сам поеду, Лешку с Толиком возьмем и оператора… Короче, как с «Рижской весной» – тот же состав. – Все будет, о чем ты спрашиваешь? – возликовал Иванов, вытягивая «беломорину» из открытой пачки, лежащей на девственно чистом – одни телефоны – столе Давидова. – Да, все будет обеспечено, он сам

следующая