Телецентре не прода вали. А пили здесь

телецентре не прода вали. А пили здесь между тем много. Даже Валерий Алексеевич, по моло дости еще не пропускавший возможности хорошо выпить и еще лучше закусить, долго отходил в Риге после очередной командировки в Питер. «Работаю печенью», – часто повторял он глупую шутку, когда вспоминал возлияния, начинавшиеся буквально с момента прибытия в город на Неве. Варшавский вокзал тогда еще работал. И прямо с поезда Иванов нырял в такси или, если было настроение, шел на «Фрунзенскую», чтобы без пересадок доехать до «Петроградской». Там – пешочком по проспекту. Рига отступала, начинался любимый город – со своим запахом, своими приметами, своим небом. Город делают люди, в нем живущие. И потому душу грела встреча с коллегами, давно уже ставшими друзьями, причем такими, каких и дома то не было. Ну, разве что за исключением омоновца Толяна и бывших сокурсников по универу… В общем, друзей в Риге, настоящих, было мало. А здесь, в Питере, как то очень быстро образовался тесный круг – костяк редакции информа ции, в которой Иванова приняли как своего. Хотя Валерий Алексеевич и был моложе большинства новых товарищей лет на десять, он все же зани мал в Латвии вполне весомый, исходя из реалий перестройки, пост и был интересен телевизионщикам как источник редкой и важной политиче ской информации. С другой стороны, человек он был однозначно «свой» – по взглядам на жизнь, мужской мир, профессию и ту же самую «пере стройку». А потому его опекали, тем более что в Питере он был

следующая