Сли вающими горячую воду, «чтобы

сли вающими горячую воду, «чтобы прочистить трубы» перед тем, как при нять ванну, но мечтающими о счетчиках. Болтающими по нескольку часов по телефону ни о чем и отказывающимися от безлимитного тарифа. Ругающими «буржуинскую» Россию и не верящими, что в той же «демо кратической и европейской» Прибалтике, начиная уже с 93 го года, тыся чи семей были выброшены на улицу вместе с детьми на мороз, без предо ставления жилья – в никуда, в бомжи, на смерть. Очень скоро и Валерий Алексеевич, и Катя поняли, что бессмысленно объяснять россиянам что либо про реальный капитализм и реальный Запад. Они оба пожили не только в Латвии. Приходилось работать в раз личных европейских странах, путешествовать и просто жить – не тури стом, а платящим за все и выполняющим все законы, да еще чужим для всех человеком. Но тем, кто знает эту жизнь, тем объяснять не надо – ни про плюсы, ни про минусы. А тем, кто не пробовал, – объяснять бесполез но. Ивановы рады были, что вырвались в Россию, и этого было им доста точно. Они быстро усвоили – никому не хочется знать, что вожделенная мечта о рае земном не воплощена нигде – ни во Франции, ни в Германии, ни в Австралии с Америкой. Зато хорошо знали от таких же, как они, рус ских из Туркмении и Казахстана, не говоря уже о всеми забытых русских Чечни, что «может быть гораздо хуже, чем в Латвии». Предупреждать? Кого? Объяснять? Кому? Кого и что могло научить? Умные и так умные. Дураки – останутся дураками. А прочих так много, что хоть всю

следующая