Каждый день. Иванов скрепя сердце

каждый день. Иванов скрепя сердце сна чала вежливо отвечал короткими, ничего не значащими фразами. А потом и вовсе прекратил ненужную переписку. Слишком много двойственного было в Карпове. Иванов немало мог бы ему простить и за многое, призна ться, был и обязан – Илья был человеком достаточно теплым в общении и верным товарищем в личной жизни. К тому же никто не обязан быть героем, и если для сохранения работы и спокойствия семьи Карпов был вынужден принять латвийское граждан ство, то и флаг ему в руки. Но писать Иванову о «молодой демократической республике» и обещать «похоронить коммуняк, исковеркавших Латвию» – этого не надо было делать. Тем более что совсем недавно скончались родители Ильи – остепененные в советское время по кафедре марксистско ленинской философии. Иванову по барабану были все эти измы, но в собственных то родителей Карпову зачем было плевать?! Отношения закончились оконча тельно, но слова про «покой» Иванов запомнил. И надеялся, что Господь услышал слова бывшего приятеля об Иванове и сам продолжал за Илью молиться. Но в 1989 году Иванов еще только начинал работу в Интерфронте. Дви жение крепло, его ячейки, районные, городские советы были на каждом русском предприятии, в каждой русской организации. А что было латыш ским в Латвийской ССР? Сельское хозяйство, щедро дотируемое из союз ного бюджета, формируемого в основном за счет России. Высшая школа, за исключением Рижского института инженеров гражданской авиации, имевшего союзный

следующая