Деле в сухом остатке за полторы ставки

деле в сухом остатке за полторы ставки со всеми копеечными надбавками за проверку тетрадей и классное руковод ство. – Хорошо, – не стал спорить Алексеев. – Так вы согласны? И как быстро вы сможете приступить к работе? – Да хоть с понедельника! – Иванов лихорадочно обдумывал про себя, как он будет объясняться с женой. А главное – с директрисой – ведь часы на предстоящий учебный год уже расписаны. Где она найдет преподавателя за два дня до 1 сентября?! 146 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ЗАБЫТЬИ К счастью, все обошлось. Алла давно уже мечтала расстаться с латыш ской школой, где она работала по распределению, и легко согласилась занять место Иванова в хорошо ей знакомой школе мужа. Директриса поворчала, повздыхала, но, поскольку отношения с Ивановыми, жившими с ней по соседству, были приятельскими, да и сама она состояла в интер фронтовской ячейке, вынуждена была согласиться и отпустить молодого учителя. Авторитет Алексеева у русских Латвии был практически непре рекаем. А что же сам Валерий Алексеевич? Почему согласился не раздумывая? Неужели не понимал, что работа в общественной организации, идущей наперекор всей политике страны, кардинальным образом изменит его будущее? Неужели не предчувствовал, что может потерять все, даже семью? Здравый смысл подсказывал, конечно, Иванову, что спокойнее и безо паснее было бы занять нейтральную позицию, окунуться в набирающее силы кооперативное движение, побарахтаться в мутной волне мелких издательств однодневок, приложить

следующая