Пострадал от репрессий, не умер от

пострадал от репрессий, не умер от голода, не был объявлен кула ком и даже не был скрытым диссидентом. Это показалось довольно стран ным – ведь если верить внезапно «вспомнившим все» историкам и публи цистам, каждый второй советский человек должен был пострадать от страшного режима. Тогда отец коротко рассказал сыну о своем детстве. Скупой рассказ этот Валерий Алексеевич помнил почти дословно… Пермская область, Верещагинский район. Там, в захолустье, среди хол мов, стояла деревенька Комино. В деревне было всего шесть дворов. На высоком берегу извилистой речки Тык стоял дом Ивановых. Вернее, две избы, соединенные между собой сенями под общей крышей. За лужайкой были новые амбары, погреб и большой высокий новый дом, только что построенный, вкусно пахнущий смолой и тесом. На берегу речки росли черемуха да рябина, а между ними стояла баня. Вся усадьба в пятьдесят соток была огорожена забором из жердей… У Ивановых было шестеро детей, кроме того, одного родственника, оставшегося без родителей, взяли на воспитание. Жил в семье и тот самый дядя Митя, что стал потом погра ничником и погиб на Балтике… Дедушка Валерия Алексеевича работал счетоводом бухгалтером в кол хозе, бабушка на разных работах в поле, прадед на ферме. Дома хозяй ством занималась прабабушка – Дарья Михайловна. До замужества она жила в прислугах у местного батюшки, в семье об этом часто вспоминали почему то. В 1938 году была сильная засуха. На полях зерновые выгорели. Люди голодали. Детям

следующая