Пересилил себя и буркнул Алле: –

пересилил себя и буркнул Алле: – Помою, помою. Собирайся иди. – Дернул дочку за хвостики, за один, за второй… – А ты мне поможешь посуду на мойку отнести, да, коте нок? Компания друзей заявилась ближе к вечеру на омоновском «рафике». Толян выгрузил женщин, хлопнул по плечу водителя, тоже в штатском, и отпустил машину. С Толиком Иванова познакомил как то бывший сокурсник Сашка Боготин, бросивший универ и перешедший в милицию. Сашка не задер жался долго в инспекторах по делам несовершеннолетних – поработав годик, перешел в уголовный розыск и даже был на хорошем счету. Вале рий Алексеевич, бывало, заскакивал к нему в райотдел, вытаскивал из кабинета, и старые друзья отправлялись поговорить и попить водки. Постепенно в их тесной компании стал все чаще появляться старшина вневедомственной охраны Мурашов. Толик был парнем компанейским и заводным, легко контачил с людьми, быстро вживался в новую еще для 141 него Ригу. Про себя он много говорить не любил, рассказал только, что приехал из Тулы – встретил где то на отдыхе рижанку, женился скоропа лительно и переехал к ней жить. Мурашов закончил летное училище, был вертолетчиком. В Риге работы по специальности не нашлось сразу, но Толик ждать не стал, взял и устроился в милицию. Сначала во вневедом ственную охрану, а в 88 м, когда стали создавать отряды милиции особого назначения, подал рапорт в числе первых и стал рижским омоновцем. Он быстро продвинулся, получил офицерское звание и вообще был челове ком

следующая