Русскими. Русскими, готовыми

русскими. Русскими, готовыми принять как братьев всех, кто не заражен русофобией. Именно эта основная идея была самой страшной для политики упра вляемой перестройки, ведущейся по указанию союзного центра. Сама идея Интерфронта, как массового, снизу созданного – русского в своей основе движения сопротивления, неподконтрольного указаниям космопо литического мирового правительства, до сих пор вызывает ярость не толь ко у недалеких националистов в Латвии или Эстонии, но и у всех коман дующих объединенным глобалистским штабом. А потому оболгана, извра щена и старательно стирается из памяти, пусть и двух десятков лет не про шло еще, и живы реальные участники таких недавних событий. После той памятной демонстрации 23 февраля 1989 года жизнь Ивано ва начала неуловимо, даже для него самого, поворачивать в сторону от давно намеченного спокойного течения. Он по прежнему ходил на работу, в меру старательно готовился к урокам, корпел над ненавистными тетра дями с упражнениями и с увлечением выискивал проблески таланта в сочинениях старшеклассников. Но в то же самое время он, вместе с физ руком и пожилым учителем физики, всю жизнь, еще с довоенных времен, жившим в Латвии и на многое открывшим коллегам глаза, создал в школе интерфронтовскую ячейку, в которую записались вскоре все учителя, кроме двух латышек. Регина, инженер проектировщик, с которой он познакомился на шествии, была активисткой Интерфронта с момента его основания, с пер вого – учредительного собрания.

следующая