Русских. Их было сотни тысяч! Когда

русских. Их было сотни тысяч! Когда Иванов с Федоровичем и зажатая между ними тонень кая женщина – Регина – вырвались вместе со всей колонной на Привок зальную площадь, расступились, пошли посвободнее, поворачивая теперь уже направо, к реке, то останавливаясь, то пробегая несколько метров, чтобы не растягивать строй, все стали невольно оборачиваться на ходу, оглядываться, оценивая, сколько же нас?! И по сразу загоравшимся вос 136 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ЗАБЫТЬИ торгом глазам, по веселым возгласам внезапно сбросивших напряжение людей уже было ясно – нас очень много! Регина, спасенная учителями от давки, возбужденно знакомилась, рас сказывала о себе, искала вокруг коллег – проектировщиков из своего института. Пока Федорыч басовито говорил в ответ о себе, Иванове и школе, Валерий Алексеевич впервые обратил внимание на лозунги и транспаранты, которые несли люди. Понятно, что в колонне полыхали огнем шелковые советские знамена, флаги Латвийской ССР и сотни обык новенных флажков от первомайских демонстраций. Его внимание прив лек скромный лист ватмана, на котором черной тушью лаконичным и ров ным чертежным шрифтом было написано: «150 тысяч советских воинов, погибших при освобождении Латвии от фашизма, уже никогда не уйдут с этой земли!» На Комсомольской набережной, уже на подходе к Октябрьскому мосту, кто то вдруг тронул его за плечо. Оглянувшись, Иванов радостно вскрикнул: «Эрик! Гунта!» Это действительно были они – его бывшие коллеги из латышской школы.

следующая