Еще и права на гражданский протест.

еще и права на гражданский протест. Перед перекрестком у « Милды» течение реки вдруг застопорилось, она стала разливаться, выходя из берегов, крики у памятника перешли в слитный рев, но еще невозмож но было понять, что же там происходит. Остановившись на минуту, колон на вдруг поднапряглась, подталкиваемая идущими сзади, и прорвала затор, пошла мощно, неудержимо. Впереди, высоко над людьми вдруг 135 показались советские флаги – это молодежь залезла на телефонные будки у агентства «Аэрофлота», и теперь, размахивая ими, азартно пере ругивалась с кем то, еще невидимым. Но Иванов уже тоже подходил к перекрестку, плотно сдавленный людьми, стараясь не потерять хотя бы Федоровича, да еще не дать задавить хрупкую молодую женщину рядом с ним, из последних сил старавшуюся не зацепиться за что нибудь под нога ми, не упасть под напором толпы. Упасть, впрочем, вряд ли получилось бы – некуда, но придавить могли, особенно сейчас, на повороте. Тут уж не до хороших манер было, поэтому Валерий Алексеевич просто толкнул плечом могучего физрука и показал взглядом на женщину. Тот понял, кивнул. Иванов просунул руку сквозь чьи то бока рядом, обхватил тонкую фигур ку за талию и рванул к себе. Та было испугалась, всхлипнула даже от стра ха неслышно в ревущем дыхании огромной массы людей, но, увидев успо каивающий взгляд интеллигентного с виду мужчины, перестала сопротив ляться. Федорыч ухитрился, отодрав чей то хлястик на пальто, просунуть на помощь свою лапищу; рванули

следующая