Беззаботного праздника, было

беззаботного праздника, было напря жение предстоящей борьбы. Вскоре люди уже не помещались в неболь шом парке. Человеческое море выплеснулось на тротуары, потом на доро гу. Движение по центральной магистрали Риги, улице Ленина, вскоре перекрыла милиция. Подчиняясь просьбе организаторов шествия, рус ские выстраивались в нескончаемую колонну шириной во всю проезжую часть, сколько хватало места. Метрах в трехстах впереди, у памятника Свободы, рядом с которым шествие должно было поворачивать налево, к вокзалу, чтобы потом, сделав небольшой круг, обходя узкие улочки Ста рой Риги, выйти на набережную, послышались возбужденные крики. В ответ людская река тут же качнулась и пошла, медленно втягиваясь в бере га улицы, закручивая небольшие водовороты по бокам, обходя скамейки и телефонные будки, втягивая, принимая в себя со всех сторон новые ручей ки. Потом течение подхватило всех, усилилось и уже невозможно было выйти из колонны или пересечь ее, хотя бы наискосок, пробиваясь к своим. Да и не нужно было, поскольку все вокруг были своими. Вскоре поняли это и Иванов с Евгением Федоровичем, кинувшиеся было догонять показавшихся впереди шебутных десятиклассников из своей школы, под нявших над головами огромный красный флаг. «Где только взяли?» – уди вились учителя. Основная масса народа была штатской, много женщин. Но тут и там в колонне мелькали офицерские фуражки – лишенные боевого приказа, лишенные права исполнять присягу, офицеры не могли позволить лишить себя

следующая