Потом Алле, что случилось с соседкой.

потом Алле, что случилось с соседкой. «Горе тому, кто соблазнит единого от малых сих», – сказал бы он сейчас, а тогда просто выругался в адрес «свободной и независимой» Латвии, тихонько, чтобы не разбудить ребенка. Алла выслушала, сжала губы и вышла на кухню, стала перебирать что то в холодильнике. Потом хлопнула дверь – жена пошла навестить соседку. С тех пор Алла частень ко носила ей продукты, иногда даже покупала чего то побольше, специаль 134 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ЗАБЫТЬИ но для больной. Но соседке становилось все хуже и хуже, и недавно Алла, собравшись к ней зайти, уткнулась в опечатанную дверь. – Умерла, – скорбно подтвердила потом дворничиха. С Аллой, хоро шо знавшей язык, она говорила по латышски. И тут же добавила: – Нече го было за латышские глупости голосовать старой корове! Видно, не простила дворничиха своей же, латышке, ее увлечение Народным фронтом. А может, проверяла Аллу, кто знает… Знал бы Иванов 23 февраля 89 го года, чем все закончится, знали бы все участники той интерфронтовской демонстрации, может быть, разнесли бы Ригу по камешку. Но не знали. Предчувствовали, предполагали. Но не знали еще точно. В назначенное время Валерий Алексеевич топтался с букетом красных гвоздичек у планетария, поджидая физрука. Он пришел пораньше и теперь не жалел об этом, своими глазами наблюдая, как со всех концов города стекается в парк Коммунаров русская Рига. Толпа все прибывала и прибывала. Люди приходили собранными, решительными. Не было атмосферы

следующая