Омоновцы еще были истинными хозяевами

омоновцы еще были истинными хозяевами Риги, их и боялись, и уважали одновременно. Поняв, что Иванов был как то связан с этими ребятами в камуфляже, с которыми он частенько уезжал потом вме сте, дворничиха после его возвращения домой вела себя с ним подчеркну то приветливо. Хотя времена и изменились до неузнаваемости. Впрочем, родившаяся в Риге и лучше Иванова знавшая латышей Алла не раз повто ряла мужу, что не исключено, что та же самая дворничиха сама регулярно стучит в полицию безопасности… Дворник извинилась за поздний визит и попросила Иванова помочь соседке, а то сама она с ней не справляется. Они вместе вошли в квартиру напротив. Толстая соседка, оставшаяся грузной даже потеряв половину своего былого веса, упала с кровати, с которой, видно, давно уже не подни малась, и не могла самостоятельно подняться обратно. Иванов с помощью дворничихи с трудом водрузил ее на место. У женщины, как оказалось, началась водянка. Она уже не была толстой, как раньше, она теперь про сто пухла от голода. «Дело известное – пенсия, наверное, латов сорок. И тридцать пять из них надо заплатить за квартиру», – подумал Иванов мрачно. В отличие от дворничихи соседка не скрывала в перестройку своих симпатий к Народному фронту. Ходила на митинги, носила цветы к «Милде» – памятнику Свободы. Здороваться с русскими соседями, пра вда, не перестала, но видно было, что она всей душой на стороне новой вла сти. Теперь женщина умирала от голода. Иванов не злорадствовал, рассказывая

следующая