Все эти подленькие мыслишки тут же

Все эти подленькие мыслишки тут же заворочались в голове, но Катя упредила… – Может быть, вы могли бы как то дать объявление для телезрителей, что мы ищем спонсора для Олега? Сейчас часто так делают… – Катя с надеждой посмотрела на Валерия Алексеевича. Поняв, что о его деньгах речь не идет, Иванов тут же повеселел: – Ну что вы, Катя, конечно, сделаем! Принесите мне, пожалуйста, нес колько фотографий Олежки на танцах там, на соревнованиях. Постарай тесь отобрать повыразительней. И напишите текст, телефон свой… Я 133 потом отредактирую, смонтирую все, естественно, повторим несколько раз, конечно, бесплатно… В глазах у Кати застыла такая мука, смешанная с искренней благодар ностью, что Валерий Алексеевич быстро заткнулся. Он еще раз пообещал сделать все, что в его силах, и сухо раскланялся, лишь бы закончить этот разговор. Совсем недавно умерла соседка Иванова. Ее дверь была напротив. Тоже была женщина крупная, даже толстая. Ну, правда, пенсионерка уже! Латышка… Они не были толком знакомы, так, здоровались по соседски. Но однажды в дверь Иванову позвонила дворничиха. Она плохо говорила по русски, хотя и не переставала, встречая Иванова на лестнице, тихонь ко, с оглядкой, ругать новую власть и хвалить «krievu laiki» – русские вре мена. Наверное, дворничиха помнила, как часто перед домом останавли вался омоновский «уазик», как, грохоча тяжелыми ботинками, поднима лись на пятый этаж «черные береты» с оружием, с которым никогда не расставались. Тогда

следующая