Привычки. Родителям невмоготу было

привычки. Родителям невмоготу было видеть, как Алла одна, без загулявшего с сокурсниками мужа, проводит иногда вечер за вечером. И это тоже послу жило причиной решения дать молодым возможность пожить отдельно – авось сын все же образумится, зная, что теперь то уж некому будет помочь молодой жене возиться с ребенком. И Валерий Алексеевич потихоньку понял, что жизнь надо менять. Перешел на заочное, устроился на работу – сперва в латышскую школу, потом в военное издательство. Деньги были небольшие – рублей сто пять десят чистыми. Но родители помогали, Алла исправно получала стипен дию, словом, на жизнь хватало. Да и компания друзей рассыпалась – Сашка женился и тоже ушел на заочное, устроился в милицию – инспек тором по делам несовершеннолетних. Арик, недолго думая, поглядел на друзей и отправился по очереди ко всем сокурсницам – делать им предло 131 жение, о чем рассказал, смеясь, Иванову только лет через десять после своего второго уже брака. Однокурсницы ему почему то отказали, и тогда он на фольклорной практике сошелся с молодой аспиранткой латышкой и быстренько женился на ней, чтобы не отставать от товарищей. Уйдя на заочное, он сначала шил дома джинсы, продавая их в Ленинграде фарцов щикам, потом устроился таксистом. Универ Арик забросил окончательно тогда, когда, вспомнив о школь ном увлечении, переквалифицировался в свободные художники. Он начал писать пейзажи с видами Вецриги, морские этюды, полюбившиеся много численным туристам, натюрморты

следующая